Знаком с аней есениной

erexoutte.tk: Есенин Сергей Александрович. Сергей Есенин и Софья Толстая

знаком с аней есениной

Образование в биографии Есенина было получено в местном земском Первым ребенком от гражданского брака с Анной Изрядновой стал сын Юрий. Галина Бениславская ВОСПОМИНАНИЯ О ЕСЕНИНЕ г. Такая же история была с «Анной Снегиной» (или «Персидскими мотивами» после знака купюры печаталось завершение предложения: «. Анна ЕСЕНИНА, вдова певца Валерия ОБОДЗИНСКОГО: «Он решил, что уже женой Анной Есениной - с ней он прожил последние шесть лет. Умер он прямо перед Пасхой. Как объяснил батюшка, это знак.

Хочет сделать что-то вроде Академического Сказала, что дам, если добьется полного. Буду зиму с ним работать над дорогим моим делом.

С утра ездила на кладбище. Могила в ужасном виде Какие-то посетители для того, чтобы писать на кресте, становились ногами на холмик, и он весь изломан, осыпается Кору с клена вовсе ободрали, и он засохнет.

Посадила всяких цветов, заказала новый дерн, дощечку, заплатила вперед до 1-го октября за уборку, всего на 50 руб. Но все-таки мне стыдно, мутно, перед ним, перед собой, перед людьми. Странно, я очень люблю эту могилу, очень, и мне никогда не хочется уходить отсюда. Утром ездила в Academia. Говорила с Ежовым об издании бабушкиных писем Оставила ему доверенность на подписание договора и переговоры об издании Есенина.

Потом в Дом Герцена А главное -- встретила Цыпина. Говорит, что непременно хотят издать Есенина. Я в ужас пришла, сказала, что невозможно. Я говорю -- Асеев чужд Есенину. Потом стал говорить, как я похожа на Льва Николаевича.

Видела во сне Сергея, живого, что он воскрес. Во сне он такой же со мной, какой бывал в жизни, когда трезвый, удивительный, ласковый, тихий, ясный. И я во сне любила его так же, как тогда, так же бесконечно, безумно и преданно. Пришли сестры, и всем нам было хорошо и весело. Нынче весь день ношу в себе сияние от него от своей любви к. Семь лет тому назад, в этот вечер 14 он кончил "Черного человека"24, пришел ко мне на диван, прочел его мне и говорит о том, что он вышел не такой, какой был прежде, не такой страшный, потому что ему так хорошо со мной было в эти дни.

Господи, Сереженька мой, как я могу жить без него, и думать, что я живу, когда это только гнилая, затрепанная оболочка моя живет, а я ведь с ним погибла. В Толстовский музей приходил взволнованный и смущенный мальчик. Я прошу, чтобы Вы разрешили мне читать его и делать выписки. Я с преподавателем очень спорил". Он с такой отчаянной мольбой и страхом смотрел на меня, что я назначила ему придти в Музей.

Вчера и сегодня с Наседкиным и Шурой о м. Сперва Шура хотела блины печь, потом я думала, что у меня соберутся сестры, Воронский, Радимов, Берзина, потом вовсе все отменили, потому что Наседкин решил, что "праздновать" этот день не годится. Да и верно -- что все эти люди могут дать друг другу и памяти его? Напьются, пошутят невесело, вспомнят неловко Нынче в Дом Герцена приходила Берзина, после я звонила. Торгует бессовестно, а я даже не могу выразить ей своего отвращения -- боюсь отпугнуть и потерять его рукопись.

Не могу отдать последние книги, и сердце разрывается -- как же быть? Утром ездила на кладбище.

знаком с аней есениной

Могила в снегу, кора с дерева совсем ободрана. Нашла сторожа, дала ему денег, увеличила плату. Он обещал смотреть лучше, и мне стало немного не так совестно. Все-таки я в чем-то здесь виновата, я могу и должна делать. А на его могиле мне всегда хорошо. Вечером собрались у Шуры. Мать26 меня встретила очень ласково, звала Соней, сидела рядом и много говорила о своих болезнях, о налогах. Я не верю ей, но меня трогает, что она его мать, все искала его черт и не нашла. И в сестрах ничего. Мать много пила, но не пьянела.

Был Замойский27 с женой, Катя, Наседкин. Женщины говорили о распределителях, мужчины об издательствах. Катя изумительно читает стихи Сергея. Наседкин и Замойский плохо. Здание Государственного музея Л. Толстого, в котором в г. Толстая-Есенина среди гостей по случаю празднования лет со дня рождения Л. Стефан Цвейг, д-р Токкер, К. Утром была у Енукидзе. Енукидзе обещал поговорить с Томским28, чтобы полного Есенина издали. С матерью говорили о Сергее.

Тифом страшно заболел, еле выжил", -- долго рассказывала, как он ничего не ел и ослабел. Вспомнила, как он ее выгнал от меня, а осенью у Пышкиных бросился, плакал и кричал: В Баку в море бросался топиться, как плакал, какое лицо, глаза у него были странные.

Когда он осенью в деревню приезжал, что она сразу заметила, что он ненормальный. Что у него лоб и виски болели страшно. Какие припадки бешенства у него. Ему сказали, что мать отца бранит. Он набросился на нее со страшными словами. Мне надо поехать к ней и очень много с ней говорить. Говорит, что Ленинградское издательство писателей хотело напечатать полного Есенина, но ЦК запретило на г. Разрешено только в г. Я зашла туда и просила прочесть. Я шла по улицам и почти плакала. Экземпляр я сохраню в Музее Там же бросилась к Евдокимову.

А с Луначарским МТП ссориться не будет". В Доме Герцена ужасно набросилась на Наседкина. Какое мы имеем право получать деньги за то, что над Сергеем издеваются? Это будет большой скандал только для Луначарского! Он -- "Это совершенно не годится. Непременно дайте мне прочесть". Просила Герасимова32 выступить в МТП. Он принял к сердцу, говорил с Тарпановым. На заседании редколлегии Наседкин докладывал, подчеркивая самые плохие места. Острогорский и Березовский33 ругали Есенина, что он вообще плох, вреден и никому не нужен.

Беспартийные трое были за то, чтобы снять предисловие. Партийные 6-ро пополам -- три на три, плюс беспартийные. Дадут или от издательства или Ефремова. Была на приеме Фадеева34 в Оргкомитете.

Просила его поддержать просьбу матери Сергея о налогах. Он учинил мне целый допрос о ее жизни и благосостоянии. Позже мне прислали такую бумагу: Оргкомитет поддерживает ходатайство матери поэта Сергея Есения об освобождении от части налогов". Секретари написали просто налогов, рукой Фадеева чернилами сверху вставлено "части".

Судьба детей Сергея Есенина

Коненкова, выполненный из дерева. Первые три тома вышли в г. В году был заведующим литературно-художественным отделом Государственного издательства. Воронским при журнале "Красная новь". Мамонтова, первая жена писателя О. Волкова, переводчик, в это время находился под следствием в тюрьме О ГПУ на Лубянке по обвинению в шпионаже. Был освобожден через месяц после ареста благодаря многочисленным хлопотам.

Горький поселился на М. Никитской, 6, в доме до революции принадлежавшем Рябушинскому. Играл видную роль в выработке партийной позиции в вопросах литературной политики. Был редактором газеты "Известия", редактором журналов "Пролетарская культура", "Печать и революция". Бухарина "Злые заметки" "Правда" от 12 января г. Его "Роман без вранья", появившийся в г.

В книге "Есенин и "Москва кабацкая", М. Крученых исказил многие факты, грубо и неуважительно писал о жизни С. Есенина на Ваганьковском кладбище работы скульптора В. Белокурова было установлено в г. Книга вышла в издательстве Academia в г. Толстая готовила в г. Есенина, она писала об истории создания поэмы "Черный человек": Новых произведений не было, и Есенин решил напечатать "Черного человека".

Он работал над поэмой в течение двух вечеров 12 и 13 ноября. Никогда в жизни до этого и после я не знала цены деньгам и не ценила всей прелести получения определенного жалованья, когда, в сущности, зависишь только от календаря.

Защити меня, влага нежная, Май мой синий, июнь голубой. Одолели нас люди заезжие, А своих не пускают домой. Знаю, если не в далях чугунных Кров чужой и сума на плечах, Только жаль тех дурашливых юных, Что сгубили себя сгоряча.

Жаль, что кто-то нас смог рассеять И ничья непонятна вина. Ты Расея моя, Расея, Азиатская сторона. Основное в нем было именно: В минуты озлобления, отчаяния, в минуты, когда он себя чувствовал за бортом общественной жизни своей родины, когда осознавал, что не он виноват в этой отрезанности, что он хотел быть с советской властью, что он шел к ней, вплоть до попытки вступить в партию, и не его вина, если его желание не сумели использовать, не сумели вовлечь его в общественную работу, если, как иногда ему казалось и как, пожалуй, фактически и было, его отвергли и оттерли.

Вовлекаем потому, что оно — сила, крупная величина. Много, очень много уходило и ушло в стихи, но он сам говорил, что нельзя ему жить только стихами, надо отдыхать от. Отдыхать было не на. Оставались женщины и вино. Следовательно — только вино, от которого он тоже очень хотел бы избавиться, но не было сил, вернее, нечем было заменить, нечем было заполнить промежутки между стихами.

Ясно — не мог он работать в каком-либо учреждении завом, но, думаю, многие помнят, как он носился с идеей организовать журнал, как он цеплялся за эту мысль. Тогда не удалось это осуществить Ясно, что сам он, конечно, не смог бы организовать. Не знаю, в чем вина — в обычной есенинской неудачливости у него всегда так складывалось, что при всяких обстоятельствах, при самой большой, иногда неправдоподобной удаче, для себя лично он получал лишь плохие и вредные результаты этой удачи.

Ну так вот, в этом ли невезении вина, или вина в том, что никто из имевших возможность поддержать его по-настоящему до конца им не заинтересовался. И эта зацепка, эта возможность заполнить жизнь оказалась миражем. Надо сказать, что в период — гг. Или ему надо открыть двери, или он не пойдет. Не раз он говорил: И сознание, что для этого он должен стучаться в окошко, чтобы впустили, приводило его в бешенство и отчаяние, вызывало в нем боль и злобу.

В такие минуты он всегда начинал твердить одно: Пусть я буду жертвой, я должен быть жертвой за всех, за всех, кого не пускают. Не пускают, не хотят, ну так посмотрим. За меня все обозлятся. Это вам не фунт изюма. А мы все злые, вы не знаете, как мы злы, если нас обижают. Не тронь, а то плохо. Буду кричать, буду, везде.

Посадят — пусть сажают — еще хуже. Мы всегда ждем и терпим долго. Тогда он не знал еще, на что пойдет — на борьбу или на тот конец, который случился. И притом больно ведь бить стекла в собственном доме. Больно даже тогда, когда в доме чужие хозяйничают, — дом-то и стекла ведь свое добро.

Ему было очень больно. Но его не звали в дом, и этой обиды он не мог забыть. От этой боли он не мог уйти, не мог снести.

знаком с аней есениной

Конечно, большую роль сыграла здесь болезнь. Вот эти границы чужой и собственной вины смешались. Ему надо было помочь разобраться, и был бы выход из тупика, и было бы чем жить. Взять хотя бы те краткие периоды, когда он попадал в руки Вардина, Ионова, Чагина Не важны их какие-либо сверхчеловеческие достоинства, важно твердое осознание, при котором можно было говорить с С. Хотя бы Вардин — он при всей узости его взглядов дал С. Такое же влияние было со стороны Ионова — его горение заставило С.

Чагина я не видела, но чувствуется, что он тоже как-то вовлекал С. Зато, к большому сожалению, влияние Воронского было часто отрицательным. Задерганный Лелевичем, Родовым46 и прочими напостовцами, и по ряду других причин, он сам довольно пессимистически смотрел на окружающее.

Бодрые фразы и унылые мысли. Нельзя было давать С. Воронский этого не понимал. Не понимал, что Есенина борьба мужиков с господами могла воодушевлять. А всякую борьбу после революции он принимал как обиду — ведь после революции, по его представлению, все должно идти гладко. Поэтому товарищеские и полуоткровенные беседы Воронского действовали на С. После них он опять начинал вопить об обидах, о напостовцах, захвативших русскую литературу и хозяйничающих в.

Было у него в психике чисто мужицкое — самая умная женщина час должна потратить, чтобы убедить его в чем-либо, мужчине же достаточно сказать несколько фраз, и С. Бывали случаи, что Анна Абрамовна Берзинь47 при всем ее красноречии не могла объяснить того, что Вардин сухим, чуждым Е. Еще об антисемитизме Е. Трудно сейчас наспех передать это сложное и противоречивое отношение Е. Обиделся и за то, что даже в своей области, в поэзии, не он хозяин.

Советскую власть, которую ждал, которую приветствовал, — невозможна. Искать долго не пришлось — кстати, попал в окружение Клычковых, Ганиных, Орешиных и Наседкиных49 много их у нас на Руси. У них все ясно — жиды, кругом жиды виноваты Во всем виноваты — не печатают стихов, гонорар не сыпется, как золотые монеты из сказочного ослика, слава и признание не идут навстречу — во всем жиды виноваты.

Почва, вероятно, была готова. Но рассудок еще боролся. С Клюевым я встречалась в течение двух-трех месяцев, самое большее. Хитер, одна сплошная хитрость. Но вместе с тем настолько сплошная, что даже и за этот срок правда, с помощью Кати мы его раскусили. В г, Клюев — неудачник. Слава сорвалась с его удочки и попала к Е. Сам Клюев за большой славой уж не гнался, но простить С.

И решил подвести мину под. Клюев старше, хитрее и лучше умеет учитывать последствия. После заграницы советская власть приветливо поздоровалась с Е. Даже для нее Е. Его встретили как взрослого. Еще немного, и он с точки зрения Клюева стал бы своим, признанным советским поэтом И Клюев с его иезуитской тонкостью преподнес Е.

  • Аня Назарова
  • Изряднова, Анна Романовна
  • Судьба детей Сергея Есенина

Клюев хорошо учел момент и результаты своего плана и, кроме того, то мутное состояние С. Добавил Клюев еще историю о себе: Клюев только что был выпущен из-под ареста и всем говорил, что сидел за свои политические убеждения.

Лишь через год, кажется, его сестра рассказала С. Я несколько раз входила в комнату во время таинственных нашептываний Клюева, но, конечно, при мне Клюев сейчас же смолкал Так, однажды с пьяной компанией попал в драку в Союзе поэтов на Тверской ул. Его кто-то задел. Ну, видно, и улепетывал он — я открыла ему дверь, так он пять минут отдышаться не мог и стал такие ужасы рассказывать, что все в его повествовании превратилось в грандиозное побоище, я думала, что никто из бывших там в живых не останется, а через десять минут пришли все остальные как ни в чем не бывало.

Ну так вот, эта отроковица и вызвала тот взрыв, последствием которого был еврейский скандал в пивной, бойкот и суд Вся эта травля у Е.

Вспыхнувшее общее негодование он воспринял как организованный поход евреев против него, каждый любопытный взгляд, который он раньше не заметил бы, ему казался враждебным и подозрительным. Мания преследования ясно начала проглядывать из этого кошмарного пьяного бреда. Это бредовое озлобление грозило укрепиться. И я, если на то пойдет, сам отдам своих детей.

Они тоже от еврейки. Наутро, протрезвившись и слушая рассказы о вчерашнем, он сам недоумевал, откуда же это бралось в. В трезвом состоянии второе понятие о евреях, вытеснившее первое — о жидах, главенствовало: И у пьяного в тот период всегда всплывали эти разговоры.

Надо было много ловкости и знания С. Надо было затронуть какие-либо другие больные струны и увести подальше от общественных вопросов и литературы. Ну а после санатория бред прошел, и все это забылось. Рядом с Клюевым вспоминается другой, Алексей Ганин. Каким он был в питерский период, не знаю. Я его знаю опустившимся, обнаглевшим попрошайкой, озлобленным на весь мир неудачником. До приезда в Москву, до г.

С его торгашеской психологией он, конечно, ненавидел советскую власть. Приехал и быстро совсем скрутился — пьянствовал всегда за чужой счетстал нюхать кокаин и совсем обозлился. Очевидно, больным он был и раньше. Черносотенные разглагольствования, мечты о перевороте и списки будущих министров. В один из этих списков он включил и Е. Ганин вычеркнул и назначил министром народного просвещения Приблудного.

Вообще Ганин с его помешательством был почти так же страшен нам из-за С. При этом Ганин нагло требовал вина и вина, и при этом требовал, чтобы С.

Поэтому при Ганине было почти невозможно удержать С. Позднее Ганина расстреляли, заподозрив в организации какого-то тайного общества, найдя у него типографский шрифт.

Почти наверное можно сказать, что как организатор тайного общества Ганин был абсолютным нулем. Все его списки и разговоры о перевороте так разговорами и оставались.

знаком с аней есениной

Шрифт он добыл, так как собственноручно печатал книгу своих стихов он мне сам ее показывал. Но не зная его ближе, можно было поверить его бреду и решить, что он активный контрреволюционер Впрочем, надо сказать, что когда я и Катя узнали о его расстреле, у нас одно слово вырвалось: Эта нищенствующая братия, она, как раки в тело утопленника, вцепилась в Е.

Надо было огромное сознание своей правоты, чтобы хватало сил бороться с. Помню, как заходя за С. Чего только они не делали, чтобы устранить. К их величайшей ярости, они никак не могли раскусить наших моего и С.

Любовница — тоже. Не видали они таких среди себя и не верили в мою дружбу И потому не знали, с какой стороны задеть С. И не понимали, чем же я так приворожила его, что никакими способами не удается поссорить.

Кто-то напрямик сказал ему: И пошел со мной домой. Никогда не забуду этого вечера. Привезла я его домой. Обычно укладывала его я, так как он, пьяный, при мне был спокойнее и сдерживал. В моем присутствии в течение двух лет произошел только один скандал.

Успокаивало его мое спокойствие и моя ровность по отношению к нему; вскоре изучила до тонкости все его настроения.

В отношении его настроения и состояния я была совершенно необычайно для меня чутка. Из постоянной тревоги за него выросла какая-то материнская чуткость и внимательность к. Пьяный он ко всем придирался. Иногда пробовал и ко мне, но то, что я никак не реагировала на придирки, его успокаивало и впоследствии он меня никогда не трогал.

Его искренне возмущало подчинение даже в такой форме. Ну так вот, и в этот вечер я зачем-то вышла из комнаты, чтобы уложить его спать. Ждала я очень долго: Потом вышла Катя и позвала меня спать. Мы с ней спали в той же комнате, вдвоем на кушетке.

Легли, и вдруг я чувствую, что Катя вся дрожит, и дрожит не от холода, а от какого-то нервного напряжения, ужаса и отвращения. Моментально соображаю, что разговор был обо мне и С. Ясно, что она боится меня; в чем и чего боится — еще не понимаю. Я поняла — если он вселит недоверие ко мне в Катю, тогда надо складывать оружие. Вместо поддержки она будет мешать.

Объяснила это ей и долго уговаривала, чтобы она все рассказала. Что же ей сказал С. Чтобы она была очень осторожна со мной, так как я вовсе не из бескорыстной любви и преданности вожусь с ним — я агент ГПУ и в любой момент могу спровоцировать его и посадить в тюрьму. Но тут же С. Вот как объяснила она мне свое состояние. Вот почему ее трясло при одном прикосновении ко мне, как к какому-то чудовищу, которое затянуло своей сетью и ее, и ее брата.

К счастью, удалось ей объяснить происхождение этой нелепицы, и она успокоилась. Штаб был у Дункан63 Конечно, Дункан винить абсолютно не в. Но во что это выливалось благодаря бесконечным прихлебателям и всей нищенствующей братии, которые не только Е.

После заграницы Дункан вскоре уехала на юг на Кавказ и в Крым ; не знаю, обещал ли С. Факт то, что почти ежедневно он получал от нее и Шнейдера64 телеграммы. Она все время ждала и звала его к. Телеграммы эти его дергали и нервировали до последней степени, напоминая о неизбежности предстоящих осложнений, объяснений, быть может, трагедии. Все придумывал, как бы это кончить. В одно утро проснулся, сел на кровати и написал телеграмму: Я заметила — если кончать, то лучше не упоминать о любви и.

Так как телеграммы, адресовавшиеся на Богословский переулок С. Хохотали мы с С. Но, к счастью, она меня никогда не видела и ничего о моем существовании не знала. Потому телеграмма, по рассказам, вызвала целую бурю и уничтожающий ответ: Он верно рассчитал, эта последняя телеграмма от. Но потом вдруг испугался, что она по приезде в Москву ворвется к нам на Никитскую, устроит скандал и оскорбит.

И, несмотря на уверения, что в данном случае добрая половина зависит от моего такта и, кроме того, в квартире на Никитской, если она хотя бы проявит намерение меня тронуть, то ей достанется от всей нашей квартиры и. Близился срок возвращения Дункан.

Как раз в это время получил слезное письмо от Клюева — он, мол, учитель, погибает в Питере. Уезжая, просил меня перевезти все его вещи с Богословского ко мне, чтобы Дункан не вздумала перевезти их к себе, вынудить таким образом встретиться с.

Я сначала не спешила с. Но как-то вечером зашла Катя. По обыкновению начав с пустяков, она в середине разговора ввернула, что завтра приезжает в Москву Дункан. Мы решили сейчас же забрать вещи с Богословского, и через час они были. В четверг приехал С. В дальнейшей истории с Дункан немалую роль сыграл тот же Клюев. Поэтому сначала о. О Клюеве от Е. Ждала, правду сказать, его приезда с нетерпением. С первой минуты стал закладывать фундамент хороших отношений.

Когда я вышла, сообщил С. Тогда я это за чистую монету принимала.

Биография Есенина

К Приблудному проникся ревнивой ненавистью. И Приблудный, обычно доверчивый, Клюеву ни одного уклона не спускал, злобно высмеивал и подзуживая его, играя на больных струнах.

Спокойно они не могли разговаривать, сейчас же вспыхивала перепалка, до того сильна была какая-то органическая антипатия, А С. Позже я узнала, что одной из причин послужило то, что в первую же ночь в Петрограде Клюев полез к Приблудному, а последний, совершенно не ожидавший ничего подобного, озверев от отвращения и страха, поднял Клюева на воздух и хлопнул что есть мочи об пол; сам сбежал и прошатался всю ночь по улицам Петрограда. Сначала я и Аня Назарова были очарованы Клюевым.

Почва была подготовлена С. Впрочем, он всю жизнь убил на совершенствование себя в области обмолачивания людей. И нас, тогда еще доверчивых и принимавших все за чистую монету, нетрудно было обворожить.

Мы сидели и слушали его, почти буквально развесив уши. А стихи читал он хорошо. Читал с пафосом, но это гармонировало с голосом и содержанием.

знаком с аней есениной

Пришла Катя, поздоровалась и вышла в кухню. Я и Аня пошли к. Мы на Катю зашикали, сказали, что она маленькая, еще ничего не понимает, объяснили, что это сам Клюев.

Она полюбопытствовала поглядеть его еще, но свое мнение о нем не изменила. Уже через несколько дней мы убедились, что непосредственное чутье ее не обмануло. Действительно, отвратительным оказался. Ханжество, жадность, зависть, подлость, обжорство, животное себялюбие и обуславливаемые всем этим лицемерие и хитрость — вот нравственный облик, вот сущность этого когда-то крупного поэта.

Изумительно сказал про него С. В чем дело, почему в Клюеве умерло все остальное человеческое не может быть, чтобы никогда и не былоосталась только эта мерзость и ничего человеческого? Быть может, прав С. Вы, Галя, не знаете, чего это стоит. Быть может, потому, несмотря на брезгливое и жалостное отношение, несмотря на отчужденность и даже презрение, С.

Быть может, из благодарности, что не пришлось ему, Есенину, бороться с этим отвратительным оружием, ханжеством и притворством, в руках; что благодаря Клюеву не испоганилась в конце и его душа, а что эта борьба коверкала душу — это и С.

И на самом деле С. Иногда благодаря этому туману казалось, что тот остальной мир и не существует. И он с детской обидой считал себя со своими хорошими порывами дураком.