Познакомьтесь с фрагментами песни казаков некрасовцев

Актерская книга - Михаил Козаков

«Песню подобрал на гитаре я, жаль, что ты ее не слышишь, потому что в ней , грусти не .. Говорят, цензура заставила вырезать этот фрагмент. .. Знакомьтесь, это моя мама Ира. Наш папа-бобер за пропитанием пошел, а мы с Потому, что он всех людей на две категории делит: казаков и не казаков. Юрию Некрасову. Прямо в осень Пять строф, фрагмент ученых рассуждений. Там, где Утихнут песни и устанут споры, ПОЗНАКОМЬТЕСЬ щании молодых писателей Римма Казакова смутила многих. И если мои песни поют, называя их народными, как некрасовские часовню в некогда прославленном форпосте русских казаков - Красносамарской крепости, пресвятой Богородицы, Спаса Нерукотворного , Распятие (фрагмент). Живет в Воронеже. ПОМНИТЬ, ЛЮБИТЬ, НЕ ЗАБЫВАТЬ Знакомьтесь.

Песни, которые пела великая Шульженко, знали. Не знаю, почему нынешние молодые люди не ходят на подобные концерты, но тогда нам казалось, что любая встреча с настоящим искусством дает нам больше, чем просто наслаждение песней, мелодией.

Однажды, в самый разгар зимней сессии, мы с трудом достали билеты на концерт популярного в студенческой среде поэта и барда из Ленинграда Евгения Клячкина. Говорили, что он смело высказывается в своих стихах против партийного произвола, обличает порядки в стране. А когда он начинает петь свои знаменитые баллады, то вместе с автором и исполнителем зал погружается в мир необычный, не похожий на тот, в котором мы жили. Проходил концерт в стареньком и тесном Доме молодежи города Казани, зал которого больше напоминал приземистый барак с тусклыми лампочками на темных стенах.

Но едва раздвинулся занавес, вспыхнули софиты, на сцену вышел он, Поэт и Певец, как все в один миг преобразилось. Не было этой неприкаянности, нашей закомплексованности, а были настоящие Стихи. Играл он нам и пел часа три. Может быть, и дольше. Едва затихали аплодисменты, певец окидывал задумчивым взглядом наши озаренные музыкой лица, встряхивал rpивой седеющих волос и снова начинал очередную исповедь перед нами, перед самим собой, перед нашим временем.

До конца своей жизни этот талантливый человек оставался открытым, честным, поэтому, видимо, так рано и умер. Через столько-то лет, официально разрешенных властями для трансляции. Когда звучит органная музыка, душа моя замирает и улетает в поднебесье.

Зная страсть к Баху, Бетховену, моя однокурсница как-то высмотрела на афишных тумбах студенческого городка сообщение о единственном концерте, который давал немецкий органист. Одни мы, как нам тогда показалось, были среди них, посвященных в большой мир настоящей музыки, как инопланетянки. Фуги Баха буквально обрушились на нас, к небу взметнулся фантастический, потрясающий наши души поток звуков, и мы почувствовали, как этот волшебный поток уносит нас в страну неведомую, но желанную, чудно красивую, в мир несбыточных грез, удач и побед.

Музыка сотворила с нами настоящее чудо. Бах, Шекспир — да это же единое целое, неразрывное со всем тем, что я прочла в учебниках, услышала на лекциях особо нами уважаемой и почитаемой преподавательницы, профессора Наталии Сергеевны Трапезниковой. Соприкосновение с великим и прекрасным не приходит само. Надо это почувствовать однажды и уже никогда не терять этой животворной нити. Состояние сопричастности с этим великим и прекрасным в своей жизни я испытала еще несколько раз и, поверьте, это были самые счастливые минуты.

Потом были еще находки и потрясения, когда открываешь для себя нового автора, композитора, музыканта, исполнителя, художника, поэта. Такие находки бывают редки, но они очень дороги для меня, сколько бы времени не прошло. А это в свою очередь рождает вопросы, размышления.

Почему одни люди тянутся к живому, к свету, добру, к прекрасному цветку, к интересному человеку, другие либо равнодушно проходят мимо, либо не понимая, начинают все ненавидеть и разрушать? Даже на стенах старинных соборов доводилось видеть скабрезные надписи, оставленные современными недоумками.

Неужели, выдержав века и набеги ворогов, древняя старина великолепных построек рухнет от таких вот разрушительных в духовном плане надписей? Поражает и вызывает уважение иная культура, с которой я столкнулась несколько лет назад в одной из коротких экскурсионных поездок на Украину.

Плутая по Лычаковскому кладбищу, что во Львове, невольно остановилась у скромной могилы, буквально завороженная светом лампад, зажженных перед памятником польской поэтессе Крушельницкой. Мне рассказали, что ежегодно, в день ее рождения, приезжают из Польши ее соотечественники и зажигают огонь памяти в честь своего кумира.

best история images on Pinterest | Vintage photos, Old photographs and Old photos

Как я тогда позавидовала этим людям! Их искренней вере и преданности, преклонению перед Талантом и Личностью. Сколько лет забвения, пренебрежения только потому, что кто-то из таких же недоумков посчитал: Журавлев писал иконы, делал росписи в церкви, значит, иноверец, и грош ему цена.

А тот музыкант и органист из непонятной нам и даже чуждой по тем временам Федеративной Германии? Он ездил по провинциальным городам России со своими концертами не ради денег.

Помнится, билеты стоили копейки. Этот человек нес негасимый свет настоящего искусства, которое не признает никаких границ, ему не подвластно и время. До сих пор вижу, как в почтении склоняется седая голова немецкого музыканта перед нами, зрителями, а зал, долго и неистово аплодирует таланту исполнителя и таланту его соотечественника — великого композитора. Шли годы, и я начала замечать, что ранее услышанное, увиденное, прочитанное, каким-то невероятным образом находит связь и резонирует в моем сердце с новой силой и звучанием.

Дождливым сентябрьским днем, проходя по залам Нижегородского художественного музея, мой взгляд остановился на полотнах Николая Рериха. Неожиданно, как это уже бывало не раз, в глубине меня тихо и нежно зазвучала музыка.

Я долго стояла у этих картин и под шум дождя слушала, внимала… 4 В такие мгновения, как в озарении, начинаешь понимать — ты тоже крохотная частица этого мироздания. Ничто и никто не исчезает бесследно и не рождается.

Если родился звук, напев, то непременно продолжится песней. Если мир наполнен красками, тонами, полутонами, то непременно появится тот гений, кто сумеет остановить и сделать вечным земные мгновения. В одном из старинных соборов Киева меня привлекли фрески с изображением основателя этого города — князя Кия с домочадцами.

В голове мелькнула сумасшедшая мысль: Огорчившись оттого, что ничего подобного и в помине нет, переключилась на атрибутику древних княжеских опочивален. Чуть позже, осматривая постройки Киево- Печерской лавры, заметила фигуру женщины, в молитвенном поклоне склонившуюся перед алтарем.

Ее иконописное, со знакомыми чертами лицо странницы, меня поразило своей отрешенностью и какой-то неземной покорностью и умиротворенностью. Именно такими были лица женщин, стоявших рядом со своим повелителем Кием — там, на фресках. А говорят, время нас разделяет, время властвует над нами, и только оно гасит светильник жизни. Все-таки что-то таинственное и загадочное есть в мироздании, что побуждает человека вглядываться в звездное небо, в себя самого, в прошлое человечества и задаваться одним и тем же вопросом: Работая над материалами о тайнах египетских пирамид, я открыла еще одну закономерность.

Человечество будет бессмертным до той поры, когда будет ценить только саму жизнь и ничего более, и будет преклоняться перед чудом этой жизни — человеком. Когда мои маленькие сыновья в детстве долго не засыпали, я им всегда рассказывала сказки собственного сочинения. Ни одну из них я так и не запомнила, потому что каждый раз новая волшебная история, уносившая нас в поднебесье, была сравнима с музыкой Моцарта и Баха, как и песни барда Жени Клячкина, композитора Давида Тухманова, как колокольный перезвон на святой Софии, как завораживающие переливы красок на рериховских картинах.

Все так тесно переплетено! И мое повествование — тому подтверждение. Истоки её уходят в глубокую древность. За тысячи лет до н. История Нефтегорского района хранит немало нераскрытых и малоизученных страниц, связанных с земледелием, с людьми, которые впервые применили на практике агрономическую науку. Если и были какие-то сведения о талантливых технологах полей, особенно, периода коллективизации, военной и послевоенной поры, то кто о них сегодня знает, помнит?

Земство, пытаясь привлечь правительство к пересмотру вопроса о крестьянском хозяйстве, начало широкое общественное движение в пользу голодавших. В этом движении приняли участие Л. Были предприняты и практические меры в борьбе с хроническим неурожаями: В довоенную пору, по воспоминаниям старейшего агронома, краеведа и селькора Ивана Яковлевича Меженина, в их селе Зуевка работал полеводом Иван Максимович Бортников, который окончил краевой колхозный университет, созданный при Самарском министерстве защиты зерновых культур.

В масштабах нашего, на сто с небольшим тысяч гектаров пахотной земли Нефтегорского района, спустя век после введения должности уездных агрономов, эта служба представляла собой довольно простую и эффективную службу. Возглавлял ее главный агроном управления сельского хозяйства, которому подчинялись его коллеги, работающие в хозяйствах и имеющие в подчинении своих бригадных или отделенческих агрономов. В колхозах и совхозах, выращивающих зерновые и другие культуры на семенные цели, были еще и агрономы-семеноводы.

Многие работали десятками лет в этой должности, но и сменяемость кадров на этом поприще была также высокой. Сколько опытных и умных специалистов встали у руля колхозов, совхозов, а иные поднялись еще выше,- стали внедрять в науку практические знания. Псковский писатель Иван Васильев метко окрестил это явление поденщиной, замечая, что она, как ржа, разъедает душу, как полая вода, размывает плодородный слой, оставляя после себя пыль и тлен.

К сожалению, имена самых первых агрономов периода коллективизации мы не знаем, эти сведения просто утрачены. В рукописи, посвященной жителям уже другого села, он рисует портрет уроженца Кулешовки, своего коллеги Николая Григорьевича Кудрина, причем, в самые тяжелые и скорбные для него годы.

Годы болезни и отчуждения от бурной жизни, которую вел на протяжении почти полвека он, главный агроном управления сельского хозяйства.

И об этом замечательном человеке я еще расскажу. Многих из них давно уже нет их с нами, иные покинули этот мир недавно, но мне не хотелось бы упоминать о них, как об умерших. Эти люди, служившие матушке-кормилице земле верой и правдой, достойны того, чтобы о них знали, и быть может, в их честь назвали самое урожайное, экологически чистое поле — лучшей и достойной памяти и не надо!

Хотя следует признать, немало в разных уголках района местечек, которые наречены именами, фамилиями моих славных знакомцев, вот только официального обозначения нет нигде. У нас, в Башкирии, раньше земли принадлежали бай Муйнаку, но он разрешал русским поденщикам давать своим наделам певучие названия. И до сих пор живут и теплятся в памяти на моей малой родине Касаткина пашня, Вятский и Малиновый долы, Бишкабан, Ирыкла, Гусиха, Мурад-дол, Сборная речка, Скалык… К слову сказать, но сами агрономы способствовали тому, чтобы искоренить старые названия.

И получили поля и делянки номерные знаки. Но этот упрек никак не умаляет заслуг агрономического отряда, который внедрял в производство под открытым небом все, что работало на урожай. Взять хотя бы для примера многострадальную безотвальную обработку пашни. Теперь этот щадящий метод работы с землей стали называть ресурсо и влагосберегающей технологией, подзабыв науку алтайского агронома-ученогоТерентия Семеновича Мальцева.

Приходили директивы, инструкции, когда сеять и где, но свою голову технологу полей на плечах надо было держать уверенно и не кланяться каждой бумажке. Вот по такому принципу большинство агрономов довоенной и послевоенной поры и действовали, рискуя нарваться на неожиданную проверку или чей-то злодейский навет и донос.

Было и такое… Техническая оснащенность машинно-тракторных станций МТС была в ту пору слабая, зато специалисты - сильные практики, работавшие самоотверженно, сутками пропадавшие в поле, особенно в страдные дни посевной и уборочной. Многие бригадиры, механизаторы, агрономы и руководители хозяйств с теплотой и благодарностью вспоминали и отзывались о Марии Сергеевне Афанасьевой. Довелось и мне несколько раз побывать вместе с ней в командировках по токам и зернохранилищам, видеть ее за работой, в беседах с людьми.

Во всем ее облике угадывалась русская красота, стать и доброта. В день нашего знакомства она внимательно выслушала мой незатейливый рассказ о том, как попала я в Заволжье, приободрила, по-матерински нежно и крепко приобняла за плечи. Я всегда с удовольствием выезжала с ней в рейды по хозяйствам, любила наблюдать, как она легко, размашисто шагает от склада к складу, незлобиво разнося в пух и прах нерасторопного заведующего зернохозяйством.

Однажды углядела проросший ворошок зерна и не успокоилась, пока не убедилась, что хлеб рассыпан для просушки. Не любила Мария Сергеевна сочинять акты, пугать штрафами. Своего добивалась словом, идущим от сердца. В работе она была неугомонна, стремительна, все любила делать основательно, быстро, аккуратно.

Не помню случая, чтобы она кого-то оборвала в разговоре или беседе, кому-то нагрубила, однако умела быть требовательной и не прощала коллегам 7 пренебрежения к своим обязанностям. Перед ней нельзя было схалтурить, потому что она никогда не позволяла это ни себе, ни другим. Вровень с колоритной фигурой начальника районной семенной станции Марии Сергеевны Афанасьевой встает еще одна - можно сказать, полная противоположность первой.

То ли палитра дозревающих яровых показалась мне более разнообразной, то ли чище посевы, травостой выше. На подходе к полевому стану знаменитой стрельцовской бригады встретился нам коренастый, невысокого роста мужичок в выгоревшей добела кепке, из-под козырька которой блестели темные, пытливые.

Вначале я подумала, что это учетчик или заправщик горючего, ибо незнакомец одет был просто, и руки его были мозолистые, темные от загара. Они, как два озорника, принялись тискать друг друга и так заразительно смеяться над каким-то недавним случаем, что и я невольно улыбнулась, наблюдая за встречей двух друзей.

А в том, что это были давние и добрые товарищи - фронтовики, можно было не сомневаться. Пока мы шли к бригадному домику, Головин четко, почти по—военному докладывал о том, как идут дела в хозяйстве, какие виды на урожай в этом сезоне и в какие сроки приступят богдановцы к уборочной страде.

Застать Головина в правлении колхоза было почти невозможно. Любили они с Кудриным поспорить. Главным предметом их дебатов, а вернее будет сказать, занозистой болью и непреходящей тревогой была, конечно, она, матушка- земля.

Пока жив был Головин, не позволял ставить буровую посреди засеянного поля. Лицо его темнело, наливалось гневом, когда он видел, как лихой юнец-тракторист мчится на всех парах, не обращая внимания на искалеченную гусеницами дернину выпаса.

И уж тогда берегись, лихач! Однажды на полевом стане, прямо под сошниками сеялки, я обнаружила бледно- сиреневые соцветия чабреца и сказала об этом Юрию Петровичу. Тот каким-то безнадежным жестом кивнул мне, мол, да, знаю, кое-где еще встречаются кулижины этой замечательной лечебной травки, но в современных условиях, при мощном и губительном натиске техники, она не сегодня, так завтра погибнет, как совсем исчезла на пастбищах под копытами коров, лошадей, многочисленных отар овец.

Он всегда близко к сердцу принимал любое, самое маленькое несчастье, которое случалось в его вотчине. Зародился овражек - доймет бригадира, чтобы меры принял, да не раз проверит, отчитает, если тот забыл, пренебрег советом агронома. В годы работы Ю. Головина богдановские поля, за редким исключением, давали самые высокие в районе урожаи зерна, кормов. Все научно-практические семинары районное начальство обычно проводило у Головина, хотя сам он не любил показуху.

Но если что-то действительно нарабатывал, то показывал без смущения, горячо убеждая коллег, бригадиров, руководителей хозяйств следовать его примеру. Для нас его авторитет был непререкаемым.

А уж агрономом он был от Бога! Самыми памятными и по сей день остались для меня поездки по району с Николаем Григорьевичем Кудриным. От его высокой и плотной фигуры веяло спокойной уверенностью, надежной силой, отеческой заботой и вниманием.

Большей же частью вел машину сам, зорко посматривая. За окошком вроде бы ничего примечательного. Вон виднеется стожок полусгнившей соломы, а там, у излучины реки притулилась сцепка, прямо по курсу - ровные, словно выписанные кистью искусного художника, всходы озимых. Тормозит и стремительно выскакивает из кабины. Что-то колдует над ростками, оборачивается и радостно поясняет: Центнеров под сорок пять озимая пшеничка потянет, не меньше! Тормознет у края поля. Шаг его стремителен и быстр, я едва поспеваю за ним, а Кудрин уже около комбайна, машет рукой.

Видно по всему - друг друга они по отцам и дедам знают, и есть о чем поговорить землякам. Задушевность беседы — одно из замечательных качеств Кудрина, которое тогда особо ценили простые работяги. Где бы мы ни были - на загонке, полевом стане или в мастерской, на току ли, в пору жаркую или стылую, в самый разгар ремонтной поры - умел Николай Григорьевич Кудрин найти общий язык с народом.

В семидесятые годы в каждом хозяйстве были какие-то свои новинки, проводились эксперименты то в области возделывания земли, то в семеноводстве, то по внедрению новых технологий выращивания кукурузы, свеклы, проса, овощных и кормовых культур. Хоть и считалось обременительным, но каждое хозяйство держало огородные плантации, и все лето для детей детских садов, яслей, полевых кухонь овощ был. А вот Зуевка гремела отменными элитными семенами зерновых - главным детищем Ивана Григорьевича Пономарева.

С удовольствием, особенно в пору сева и уборки хлебов, ездила я по полям со здешними агрономами отделений и бригад Марией Александровной Зуевой, Иваном Яковлевичем Межениным. О своей работе они рассказывали интересно, увлекательно и я, грешным делом, жалела порой, что избрала другую профессию. С годами многие мои полевые попутчики и друзья сменили работу, но кто-то снова вернулся к своему истоку, что лишний раз подтверждает - земля имеет великую притягательную силу. Обмануть ее — значит, наказать себя, обездолить детей и внуков своих, как и последующее поколение землян.

Знавала и руководителей хозяйств, которые, начав свою биографию с поля, проявили себя настоящими исследователями, умными и наблюдательными агрономами- практиками. А затем уходили на повышение, радуясь, что навсегда покончено с разъездами в поле, на ток, в район, в соседние хозяйства в поисках семян, удобрений, солярки… Но, проходило время и отлученные от земли, замордованные громадьем хозяйственных дел, закрученные текучкой, они начинали тосковать по раздолью родных полей, по тихому плеску пшеничной волны, по закатам и рассветам, которые так притягательны на вольных степных просторах!

Вернуться обратно, в свою стихию смогли немногие, но кто вернулся, считаю, никогда об этом не пожалел ни разу. Отвечать за все и всех, не имея возможности помочь 9 земле как специалист, тяжело, а порой непосильно для людей совестливых, душой и сердцем приросших к земле. Особым рядом в агрономическом строю стоят женщины. Они редко расставались с резиновыми сапогами, белыми косынками и планшетками, в которых, как разведчики, хранили карты полей.

В осеннюю или весеннюю распутицу этих специалистов будто вихрем несло то с проверкой семенных складов, то с ревизией зернотоков перед уборкой, то определения режима полива плантаций, то рационального использования земли в самой дальней бригаде. Они, мои агрономши, были легки на подъем, на любом транспорте готовы были ехать хоть на край света.

Дочки—двойняшки Анны Ивановны Кузиной Маша и Нина вспоминали, что их мама в годы работы колхозным агрономом в их родной Кулешовке умела скакать на лошади, лихо управлять мотоциклом и даже заменить на тракторе заболевшего механизатора. Я, грешным делом, всегда завидовала этой их легкости, подвижности, энергичности, готовности взяться за любую работу. Мне доводилось не раз видеть, как самоотверженно спасали эти женщины семенное зерно, когда многодневное ненастье, казалось бы, не давало для этой миссии ни малейшего шанса.

Очень многими качествами своего характера благодарна этим людям за то, что на первых шагах моей журналистской стези именно у них я училась понимать жизнь, понимать простых людей. Что объединяет этих людей, хотя многие по своей специальности давно уже не работают или находятся на заслуженном отдыхе?

Много общего, похожего у них не только в биографиях, но и во взглядах на жизнь, отношении к работе, к земле, окружающей природе. Пройдя через горнило войны, послевоенных тягот, они усвоили для себя главный урок - ко всему надо относиться честно, по совести, с должным старанием, прилежанием и трудолюбием. Агрономы района на протяжении все своей жизни самозабвенно отдавались нелегкому делу, сознавая всю меру своей ответственности за землю, за то, что с ней происходит. А происходило порой непонятное и бесповоротное.

В восьмидесятые годы на поля пришла тяжелая техника и, разумеется, привели ее… агрономы. Уплотнение почвы породило эрозию. Как ржа по железу, так и по пашне то тут, то там поползли, пошли в наступление овраги. Самый глубокий, образовавшийся на глазах у жителей Филипповки, мне однажды показал Н. За этой бедой пришла другая - засоление почвы.

Покровские солонцы - тому яркое подтверждение. Но самая большая напасть случилась позже, когда нефтяники начали экономить на всем, лишь бы взять дешевую нефть, пробурить быстро скважину, проложить нефте- или газопроводы. Агрономы в этой ситуации оказались бесправными, униженными, с растоптанным достоинством профессионалов. Одни, как могли, защищали матерь-природу, а другие сделали на этом карьеру. И лучшие хлеба покажем, и свежим молочком угостим. А то совсем оставайся у.

Мы смеемся, любуемся березками, выпорхнувшими из-под косогора. И тебе все-то двадцать лет… Кто тогда знал-предполагал, что спустя всего четверть века начнется на этой земле большой передел собственности, и главной разменной монетой станет она, земля- кормилица.

На месте разоренных и разорившихся дотла хозяйств появятся фирмы-однодневки, возглавляемые временщиками и поденщиками, которые меньше всего будут утруждать себя заботой о плодородии и сохранении силы и мощи русской пашни. Но самое горькое и разорительное нас ждет впереди, когда некому будет пашенку возделывать и лелеять, ибо хлеборобская наука прививается несколькими поколениями.

Безутешная мать, жена, брат не отходили от гроба. Соседи, знакомые, друзья, товарищи по работе и просто любопытствующие потихоньку, меж собой делились подробностями об этом ЧП, услышанными где-то от случайных людей. После кладбища помянули в столовой.

Разошлись все, кто провожал в путь, по своим домам, вернувшись к своим делам и заботам. И только самые близкие Виталию люди не знали, как им дожить этот сокрушительно тяжелый понедельник, как вообще жить дальше, ходить по этой земле без него, и хватит ли на это сил, терпения, выдержки и равновесия?

Что сказать первокласснице Иришке, как объяснить двухлетнему Максимке, что их отец уже больше никогда не войдет в дверь их дома, не раскинет широко руки, не забасит умиленно: Но представить было нетрудно, так как вдруг неожиданно вспомнилась видеозапись, которую сделал мой сын, будучи в гостях у своих друзей.

Теми друзьями были супруги Трутневы. Годовалая Иринка, вся в белокурых кудряшках, сидела на коленях отца и с превосходством взирала на нашего внука, несколькими месяцами моложе.

Наши с Марией Ивановной старшие сыновья дружили с того самого момента, когда мы заселились в новый пятиэтажный дом, похожий на океанский лайнер. После окончания школы какое-то время они виделись не часто: И все же друзья друг друга из виду не теряли и время от времени встречались семьями.

На таком добрососедстве и приятельстве в нашем городе многие строят свои отношения. И редко кто задумывается о том, что это дружески теплое окружение однажды может вдруг исчезнуть. Если бы поссорились, чего-то не поделили, - было бы понятно. Но когда смерть вырывает из твоего окружения близкого и родного тебе человека или просто хорошего знакомого, доброго приятеля, то разом на тебя обрушиваются пустота, горечь утраты, одиночество. Но все эти потери со временем как-то утрачивают свою остроту, и ушедший от нас человек вспоминается все реже и реже Совсем иначе, все по-другому у матери, жены, у детей, если они достаточно взрослые, чтобы помнить об утрате.

Девятый день - поминальный день, вернее уже вечер. Накануне у нас в редакции побывали Мария Ивановна и Елена Трутневы - принесли благодарность за помощь в похоронах.

И я, боясь нарушить их короткое забытье от горя, тихонько спрашиваю разрешения навестить их и подробнее расспросить о Виталии. Они с благодарностью отзываются и соглашаются. Мы перебираем семейный альбом и говорим о Виталии, как о живом. Родился вьюжным февралем семьдесят пятого года. Прибаливал, но капризным никогда не. Учился у замечательного педагога Наталии Васильевны Глуховой, которая, бывало, с улыбкой рассказывала матери, что Виталик снова рассмешил весь класс.

И вот эта надежная приземленность да еще любовь к технике предопределили его дальнейший выбор. Он выучился на тракториста-комбайнера, получил еще и корочки водителя. Рано и с большим желанием пошел работать. Какую технику обычно доверяют новичку?

Такую, что хоть на утиль раскатывай, а не то докладывай начальству, что, мол, так и. Но Виталий не из породы слабаков и халявщиков. К машине, какой бы она раздолбанной ни была, прикипал и душой, и сердцем, и руками. Руки у него оказались на диво мастеровые, ловкие, работящие - поистине золотые! Немногие даже из самых близких знали о том, какое доброе и великодушное сердце бьется в груди этого человека.

Едва мать переступала порог его дома, как он тревожно спрашивал о здоровье отца, болевшего долгие годы, о том, не нуждаются ли родители в его помощи. И как только она собиралась домой, всегда подчеркнуто напоминал жене: Если его угощали чем- то вкусным, непременно делился с родителями.

И эта его доброта, открытость, душевность были сродни ангельской простоте. Такие качества редко когда особо замечаемы и отмечаемы. До поры до времени. Но вот случай, трагический и страшный, по-новому раскрыл эти, вроде бы незаметные, но, тем не менее, драгоценные качества его характера - готовность придти на помощь, протянуть руку спасения.

В тот трагический день и час Виталий Трутнев должен был заехать по какой-то надобности в свой гараж. Спустя всего несколько минут он замети дым и гарь, окутавшие ворота соседнего гаража, и бросился спасать пятерых растерявшихся, одуревших от страха подростков. Что такое открытый огонь, бушевавший около канистр, полных бензина, Виталий хорошо знал и наверняка четко представлял. У него не оставалось ни секунды на раздумье: О том, что канистра может, сей же момент взорваться, он тоже.

На риск, смертельный риск, Виталий Трутнев пошел сознательно, прекрасно представляя, что без его помощи потерявшие всякое соображение и ориентацию ребята, особенно девчонки, не смогли бы выбраться из полыхающего жерла. Ему не хватило всего несколько секунд, чтобы уйти от взрыва без риска для жизни. Казачьи части, сохранявшиеся в Красной Армии, были в г. Любые кампании гонений в первую очередь обрушивались на казаков. Доходило до того, что люди стали скрывать свою принадлежность к казачеству.

По переписи г. А будущий военачальник донской казак С. Штеменков для поступления в училище стал "украинцем" Штеменко. Положение изменилось только в г. Связано это было споворотом Сталина к традициям российской державности.

В данный период сменились учебники истории, восстановившие преемственность между царской и советской Россией, был разогнан "пролеткульт", в литературу вернулись "изгнанные" Пушкин, Достоевский, Толстой, стали выходить фильмы о российских полководцах и государственных деятелях, в армии появились генеральские и офицерские звания, были прекращены гонения на Церковь.

Проворот коснулся и казачества. Вновь стали носить традиционную казачью одежду, в рамках колхозов восстановились некоторые черты станичного и хуторского управления. Тем не менее, Великая Отечественная вызвала второй раскол. Десятки тысяч казаков, помня геноцид, притеснения и унижения, выступили против советской власти.

Но оккупанты искренностью в отношениях с "союзниками" не отличались. Реального самоуправления Дон и Кубань так и не получили. Казачьих лидеров, Краснова и Шкуро, использовали в чисто рекламных целях, даже не позволив посетить родные края. Казакам, отступившим с немцами, пришлось проливать кровь за чужие интересы на чужой земле Италии и Югославии. Одних казнили, другие сгинули в лагерях. Однако уже вскоре те же самые державы, которые выдавали казаков, вдруг озаботились их "правами".

Как только началась "холодная война", конгресс США принял закон о "порабощенных нациях", в число коих включил и казаков. Насколько тут можно говорить об искренности, понять нетрудно. Но если на стороне Германии воевало около 2 казачьих корпусов, то в СССР из казаков было сформировано 17 конных корпусов позже укрупненных и сведенных в 8 и 1 пластунская дивизия.

Многие шли на фронт добровольцами, гордо носили советские ордена вместе с Георгиевскими крестами за прошлую войну. Власти-то разные, а Россия одна.

Кто услышит коноплянку? — Лихачёв В.В.

Сражались доблестно, все 8 корпусов стали гвардейскими. А сколько казаков прошло боевой путь не в "своих" частях, а в пехоте, танковых войсках, артиллерии, авиации, учету не поддается. Но казаки не только хорошо воевали. Они всегда были великолепными тружениками и хозяйственниками, нередко осваивая дикие и необжитые земли. Казачество дало России десятки и сотни прекрасных писателей, поэтов, художников, мыслителей, богословов, деятелей науки и техники с мировыми именами.

Оно создало и свой богатейший пласт самобытной яркой культуры. А это не по силам "этносословным группам". На это способен только народ. Но казачий народ на протяжении всей своей истории неразрывно и органично связан с русским народом, что соответствует понятию не этноса, а субэтноса.

Который, в свою очередь, состоит из нескольких субэтносов, отличающихся друг от друга рядом особенностей - казаков донских, кубанских, оренбургских и. А они подразделяются на еще более мелкие субэтносы - казаков верхнедонских и нижнедонских, черноморцев и линейцев и др. Ведь и молекула является единым целым, но состоит из атомов, атомы - из элементарных частиц А терминов "ниже" субэтноса современная молодая наука этнологии попросту не знает.

Впрочем, в среде казаков существует и собственное определение: Не знаю как вам, а мне оно больше нравится. Прославился написанием крайне малодостоверных книг по истории.

Мы даем в этой теме развернутый спектр мнений Постепенно попытаемся охватить основные Интересно,не родственник ли нашему известному краеведу? В м, по-моему, все же ком. Полк был хроническим должником по эл. Обращался в в исполком по этому поводу, дабы дали кредит. Еще просили снять арендную плату за пекарню и вовсе отдать ее из городской собственности в полковую.

В период до начала х в Кр. Урале постоянно публиковались списки переменного состава, призываемых на службу. Первым командиром, вроде бы, был Трофимов. Это тот самый Трофимов, про которого Чесноков писал. Человек с довольно необычной судьбой. Надо про него в "Знаменитых уральцах" написать. Интересно бы было посмотреть и понять, сколько уральских казаков было в этом полку в процентном отношении Шеврон: Интересно, когда подобные теории впервые появились и кто является их автором?

А ссылки он какие-нибудь дает? Где-то слышал,что данные теории стали появляться в начале 20 века Там даже давались названия.

Яицкое казачье войско Основная статья: Уральское казачье войско Еще в конце XV века на реке Яик образовались вольные общины казаков, из которых сформировалось Яицкое казачье войско. По общепринятой традиционной версии, как и донские казаки, яицкие казаки формировались из переселенцев-беженцев из Русского царства например, из Хлыновской землиа также, благодаря миграции казаков с низовьев Волги и Дона.

Их основными занятиями были рыболовство, добыча соли, охота. Все казаки имели подушевое право на пользование угодьями и участие в выборах атаманов и войсковой старшины. Со второй половины XVI века русское правительство привлекало яицких казаков для охраны юго-восточных границ и военной колонизации, разрешая им вначале приём беглых.

В году правительство назначило атамана Яицкого казачьего войска и его помощника; часть казаков объявлена беглыми и подлежала возврату на прежнее место жительства. В году произошли волнения яицких казаков, которые не подчинились приказу царских властей о возврате беглых и замене выборного атамана назначенным. В году волнения были подавлены, руководители казнены, выборность атаманов и старшины упразднена, после чего войско оказалось разделённым на старшинскую и войсковую стороны, в которой первые держались линии правительства, как гарантирующего их положение, вторые требовали вернуть традиционное самоуправление.

В году была введена постоянная организация штат войска, разделённого на 7 полков; войсковой круг окончательно утратил своё значение. Впоследствии, после подавления восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск был переименован и еще целый ряд населенных пунктовдаже река Яик была названа Уралом.

Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии. Казаки, проживавшие в это время на территории Царства Русского, охраняли пограничные территории от разорительных набегов крымских татар и ногаев. Центральным управлением городовых казаков был сначала Стрелецкий приказ, а затем Разрядный приказ. Сибирскими казаками ведал Сибирский приказ, запорожскими и малороссийскими казаками — Малороссийский приказ. Исетское, ОренбургскоеАстраханское, Волжское. Одним из самых молодых являлось Семиреченское казачье войско, образованное во второй половине XIX века и которое квартировалось на территории современного Казахстана.

Казак — удалая, отважная, неустрашимая голова. Казак — лихой, смелый, неутомимый наездник. Это воин с головы до ног, от рождения до смерти. По первому зову бросает казак свои мирные занятия, в два-три дня собрался в поход, а на четвертый — уже несется на своем степном коне-скакуне и первым является на бранное поле.

В походе и на фронте он терпелив, вынослив и неприхотлив: Но чем казак силен и крепок? Он крепок своей вековой, неизменной дружбой с конем. Сильнее этой дружбы на всем свете дружбы.

Дмитрий Сень. Некрасовцы.

Верная казачья жена — драгоценный друг в семье: Однако, бывает, что иногда и такая жена изменит. Только верный казачий конь крепок в своей дружбе и не изменит казаку.

Казак и конь — это одно целое, удивительно прочное целое, в собен-лости в походе и на войне. И, поэтому, казак может провести на коне бесконечное число дней, не чувствуя утомления, не зная отдыха. Но он также способен не один день пролежать вместе с конем в кустах, в камышах, не скучая, не теряя бодрости, и зорко следить за врагом. А посмотрите, каков казак верхом на коне: Посадка бодрая, живая, без конца удалая: Но он и без коня скор и подвижен, как вьюн, гибок, как молодой стебель, как прибрежный тростник.

Ходит скоро, в припрыку, сидит мало, но очень любит лежать на земле или на зеленой травке. Не знатен казак своим родом, происхождением, а прославился на вес свет. Но кто же такой казак? Какого роду и племени Не спрашивайте об этом казака; на такие вопросы вы услышите все один и тот-же неизменный ответ. Казак вообще никогда не занимался и слабо интересовался своим родом или происхождением. Только одно знает он твердо: Казак — вольный человек, никогда не терпевший над сообою чужого владычества и не знавши крепостного или другого рабства.

Свободный телом и душою воинственный отпрыск древнего славянского народа. Это сын бесконечных южных степей, вольный, как воздух — свободный как ветер. Широкая, свободная степь его воспитала, взрастила; казачья земля, как мать родная, поставила на ноги, вскормила. И потому в деле ратном казак надоедлив, как ветер, беспокоен, как вихрь: Опасен казак на войне, страшен в битве и схватке: От него не спасешься, не укроешься: Таков казак на поле ратном и своей доблестью отвагой прославился на весь свет.

III Казак никогда не унывает: Но правду ли говорят, что казак лют и кровожаден, что он дик и жесток, как зверь лесной? Гак говорили и говорят только недруги казачьи, да еще те, кто казаков не видел и не знает. Такие рассказы — сущая неправда и злостная выдумка. Совсем наооборот, казак — душа-человек пр: Никого без нужды не обидит, а со всяким обойдется по братски, по человечески.

Только в битве и схватке он ловок, как бес, и страшен врагу-противнику; но на бивуаке, во время отдыха, он весел и добр, как дитя, а всякого пленного накормит и напоит, — последним поделится.

Казак не только отличный воин, но он всегда надежный и хороший товарищ и друг. На него во всем можно положиться, как на самого. Уж он не выдаст и не изменит, а случится кому беда, так без зова кинется на выручку.

Казак каждому друг и приятель, со всеми веселый собеседник, Веселость и приветливость вошли у него в привычку, бодрый и шутливый тон редко сходит с его уст. Ради этого не любит казак молчать и серьезничать: Ох и большой он мастер песни петь.

Видно, что от самой природы соловьиной породы. Как среди птиц соловей наилучший певец, так среди людей казак, первый песенник.

От колыбели до глубокой старости не расстается казак с песней: И если нет у него супротивников на коне да в седле, в битве и схватке, то нет и соперников в хорошей песне.

Доказал это казак и на деле: И прославился казак даже в изгнании, в тяжелой эмигрантской жизни; не ратным искусством, не военно-боевой удалью, а дивной, чарующей песней, да лихой казачьей джигитовкой, гопаком и лезгинкой. Таков был казак в старые годы, за дедов-прадедов, таким он остался и по сей день, а потому можно с уверенностью сказать, что славному казачьему роду никогда не быть переводу.

Происхождение казачества Общественная организация, быт, культура, идеология, этнопсихический уклад, поведенческие стереотипы, фольклор казачества всегда заметно отличались от порядков, заведенных в других областях России. Казачество зародилось в 14 веке на степных незаселенных просторах между Московской Русью, Литвой, Польшей и татарскими ханствами.

Его формирование, начавшееся после распада Золотой Орды, проходило в постоянной борьбе с многочисленными врагами вдали от развитых культурных центров. О первых страницах казачьей истории не сохранилось достоверных письменных источников. Истоки происхождения казачества многие исследователи пытались обнаружить в национальных корнях предков казаков среди самых разных народов скифов, половцев, хазар, алан, киргизов, татар, горских черкесов, касогов, бродников, черных клобуков, торков и др.

Другие историки, напротив, доказывали русскость казачества, делая упор на постоянность нахождения славян в областях, ставших колыбелью казачества. Оригинальная концепция была выдвинута историком-эмигрантом А. Гордеевым, считавшим, что предками казаков является русское население в составе Золотой Орды, поселенное татаро - монголами на будущих казачьих территориях.

Долгое время доминировавшая официальная точка зрения, что казачьи общины появились в результате бегства русских крестьян от крепостной зависимости а также взгляд на казачество как на особое сословиебыли подвергнуты в 20 веке аргументированной критике. Но и теория автохтонного местного происхождения имеет слабую доказательную базу и не подтверждается серьезными источниками.

Вопрос о происхождении казачества по-прежнему остается открытым. Делались попытки производить это слово от названия народов, некогда живших вблизи Днепра и Дона касоги, х к азарыот самоназвания современных киргизов — кайсаки.

Существовали и другие этимологические версии: В русском языке это слово, впервые упомянутое в русских летописях года, первоначально означало бездомных и вольных воинов, поступавших на службу с выполнением военных обязательств. В формировании казачества участвовали представители самых разных народностей, но преобладали славяне.

С этнографической точки зрения первые казаки разделялись по месту возникновения на украинских и на русских. Среди и тех и других можно выделить вольных и служилых казаков. Русские служилые казаки городовые, полковые и сторожевые использовались для защиты засечных черт и городов, получая за это жалование и земли в пожизненное владение. В таком виде они просуществовали до начала 18 века.

Первая община русских вольных казаков возникла на Дону, а затем на реках Яик, Терек и Волга. В отличие от служилого казачества центрами возникновения вольного казачества стали побережья крупных рек Днепра, Дона, Яика, Терека и степные просторы, что накладывало заметный отпечаток на казачество и определяло их жизненный уклад.

Каждая крупная территориальная общность как форма военно-политического объединения независимых казачьих поселений называлось Войском. Основным хозяйственным занятием вольных казаков являлись охота, рыболовство, животноводство. Например, в Донском Войске до начала 18 века хлебопашество было запрещено под страхом смертной казни. Огромное значение в жизни казачьих общин играла война: Совершались речные и морские походы на стругах, а также конные набеги.

Часто несколько казачьих единиц объединялись и совершали совместные сухопутные и морские операции, все захваченное становилось общей собственностью — дуваном. А как следует относится к версии происхождения казаков, выдвинутой историком А. Их селили на границах татаро-монгольских улусов по р. Яик, Терек, Дон где они занимались скотоводством, коневодством, рыболовством, охотой.

Кстати, в Уральске этот топоним сохранился до сей поры. На мой взглядвполне возможный вариант Точно никто не знаетк сожалению. Интересное определение казачества державная версия.

Да на сайте каком-то такой слоган висел. Притча записанная бытописателем И. Железновым о появление яицких уральских казаков на Яике: Дед задумался на миг, потом погладил седую бороду и, хитровато улыбнувшись, сказал: Находясь на "краю Руси обширной", находясь на пересечении торговых путей из Азии в Европу, яицкие казаки создали уникальную войсковую общину, которая впитала в себя тайные знания ассимилированных народов, а также народов тех мест, где пролегали военные тропы "лыцарей Уральского войска".

Из Персии, Ассирии, Индии и Хивы к уральским казакам пришли отголоски учений древних суфиев, йогов и зоро-астрийцев. Когда-то известный английский писатель Р. Киплинг написал такие строки: И вместе им не сойтись Они сошлись на Яике.

В результате этого удивительного союза родился народ с особой самобытной культурой - яицкие казаки. А что за книжка такая интересная? Книжка действительно очень интересная. Чувствуется автор серьезно отнеслась к ее написанию. Книга выпущена издательством "Вектор". Вектор-М - торговое представительство издательства "Вектор" в Москве.

Телефонмоб. Я ее тоже через знакомых, в Москве заказывал. Некий Олег Данкир определяет казачество так: Казачество — этническая, социальная и историческая общность группаобъединившая в силу своих специфических особенностей всех казаков, в первую очередь русских, а также украинцев, калмыков, бурят, башкир, татар, эвенков, осетин и др.

Российское законодательство до рассматривало казачество как особое воинское сословие, имевшее привилегии за несение обязательной службы. Казачество определяли и как отдельный этнос, самостоятельную народность четвертую ветвь восточного славянства или даже как особую нацию смешанного тюрко-славянского происхождения. Последняя версия усиленно разрабатывалась в 20 веке казачьими историками-эмигрантами. А кто-нибудь из форумчан читал эту книгу? Вот ряд теорий о происхождении казачества.

Выберите понравившуюся Казённая теория происхождения казачества возводит его к вольнице беглецов из русских земель в Дикое Поле. Бежавшие от феодальной эксплуатации в Степь "искатели воли" в основном, крестьяне и холопы и создали к середине XVI. Данная точка зрения доминирует в представлениях большинства неказачьего населения. В данном случае казачество рассматривается как, безусловно, русская или украинская группа населения, в ходе особых условий существования пограничье, постоянные войны и набеги выработавшая специфические черты: Теория Антоновича и Щербины.

Особой точки зрения на происхождение казачества придерживались профессор В. Антонович и самый крупный и авторитетный историк кубанского казачества Ф.

Они связывали происхождение казачества с древнерусскими вечевыми общинами. Жажда свободы и стремление к народоправству были прямым наследием вечевых порядков. Версия раннего и нерусского происхождения казачества Юга России. Байер, который писал, что казаки "почитались всеми за храбрый и сильный народ", и такой народ не мог происходить от "воров" и "разбойников", из которых, как говорилось в ряде документов XVI-XVII вв.

Поэтому он заявил о существовании казачества еще в X. Польский хроникер Мартин Бельский, дядя которого был первым старшиной в казацком войске в начале XVIв. В целом взгляд Бельского на казачество как на класс рыцарей разделял и французский инженер Боплан, около 20 лет пробывший на Украине и украинский летописец Самоил Величко. Галутво считает казачество единым населением с определенным хозяйственно-бытовым укладом, традициями и культурой.

Гордеев, автор "Истории казаков" возводит происхождение казачества к взимаемой Золотой Ордой с покоренной Руси "дани кровью" - "тамги". Забираемые в Орду русские юноши использовались для охраны степных границ и несения ямской службы, воспринимая уже готовые формы военной и общественной организации степняков монголов и половцев.

Теория Грабянки и Ригельмана. Грабянка, а за ним А. Ригельман производили казаков от хозар. Каманина казачество - "исконное землевладельческое и земледельческое туземное южно-русское население, сознающее свою национальную особенность и преданное своей вере, которое, признав сначала добровольно власть татар, а потом, перейдя под владычество Литвы, при вторжении в его жизнь чуждых шляхетско-католических начал стало стремиться к обособлению, к выработке собственных форм; но вследствие отсутствия сильной власти центральной, соединенного польско-турецкого давления извне, постоянных смут внутри, оно вынуждено было развиваться лишь в многосторонней, обессиливавшей его борьбе, которая и составляет отличительную черту казацкой истории".

Теория Карпова и Тумасова.

  • Казаки-некрасовцы на чужбине и в России [1987]
  • Актерская книга
  • "ПОД МАТЕТРИНСКИМ ПОКРОВОМ" ГЛАВА7 ПЕЧАТЬ ОСОБОЙ ДОЛИ

Карпов и Тумасов связывают казачество с княжескими дружинами. Козлов видит экстремизм в попытках возродить казачество как этнос, находя все новые аргументы в обоснование "сословной" теории. Костомаров считал казаков за мещан, которые ходили на юг сначала на промыслы, а затем условиями жизни они принуждены были вооружаться и вести военный образ жизни. Куценко считает, что казачество это своеобразная и "самобытная народная демократия.

Скорик объявляют очевидным тезис об этнической самостоятельности казачества. Матвеев вполне резонно замечает, что "при решении проблемы необходимо учитывать прежде всего специфику каждого отдельно взятого казачьего образования". Черты былинности проступают и в духовном стихе о Федоре Тырине 22преломившем сюжетные мотивы Егория-змееборца.

Сохранностью многих духовных стихов также поддерживается жизнь эпической традиции. Лирическое начало, пронизывая почти все жанры, придает им художественное единство. В высшей степени лиричны и карагодные песни, хотя стоят они несколько особняком от всех остальных, поскольку приурочены к календарному периоду от Крещения до Маслены.

Единство с природой, погруженность в нее рождали медленные, удивительные по красоте распевы. С ними перемежались более подвижные крыловые песни 8. Они увлекают пульсирующим движением, пластикой каждого танцующего. Примечательна у некрасовцев неразделенность мужского и женского пения. Мужчины поют даже там, где по общерусской традиции властвуют женщины, например, в свадебном обряде. В то же время мужская традиция в казачьем фольклоре как самостоятельная постепенно потеряла свое значение.

Это связано, видимо, с утратой воинского уклада жизни в религиозном же старообрядческом обиходе мужская певческая традиция сохраняется и поныне. Некрасовское пение — это хоровое одноголосие, гетерофония: Они не контрастируют, и звуковой рельеф отличается выровненностью, монолитностью.

Ее усиливает единовременная пульсация слов, присущая древнему многоголосию. Запев и хоровой подхват почти не противопоставлены друг другу, что мало характерно для русского музицирования.

Завораживает сольное мастерство певцов. Особенно гибок, непредсказуем в своем мелодическом интонировании голос А. Замечательны ее ансамбли с А. Цветистость и изысканная неспешность напоминают о восточной монодийной культуре.

И это не случайно. Ведь если люди знают не только русские песни, если в трудовой и праздничный ритм их жизни вросли символы и поэтика Востока, то трудно найти грань, отделяющую русские интонации от восточных. Отличительная особенность жизни некрасовской общины — многоязычное окружение. Так было на Кубани среди калмыков, черкесов, кабардинцев, татар.

Так было и в пестрой по национальному составу придунайской Добрудже. Другие старообрядческие группы, может быть, проигнорировали бы внешние влияния, отгородились бы от. Некрасовцы же, живя в соприкосновении со множеством других культур, не только сохраняли основы своей традиции, но и постоянно перестраивались, вбирали новое.

Так формировались их этнография и костюм, жанровая система музыки и манера интонирования. Для русских вообще характерно такое свойство, как открытость культуры. Этот район Мраморного моря — старая византийская территория — издавна населен различными национальными группами.

Здесь некрасовцы встречались с армянами, узбеками, арабами, с которыми подолгу бывали в дороге, вместе служили в армии. От них, случалось, слышали и запоминали разные песни, в том числе турецкие. Были и другие влияния. Так вошла в быт губная гармошка, занесенная итальянцами или немцами, с которыми Турция после I мировой войны имела хорошие отношения.

Но исполнение на губной гармошке обрело своеобразие: Преломлена у некрасовцев и греческая традиция. Истоки ее иные и связаны с греко-турецкой школой Стамбула: Естественно, основные контакты были с турками — и в самом селе, с местными жителями, и в городах, как близлежащих, например, Бандырме, так и отдаленных: Среди сельских песен, встречающихся у некрасовцев, интересен жанр мани — импровизационные припевки, бытовавшие на посиделках.

Хорошо известный всем зачин предваряет последующую импровизацию, которая по смыслу и форме не связана с начальными строками. Хоровой припев дает время подготовиться к новому зачину Во Стамбуле Касым-паша, Что мне делать, как мне быть? Я подправила себе брови сурьмой, Я подрумянила свое личико И встретилась с моим возлюбленным. У меня на руке часы Я их либо завожу, либо. Я не пойду с первым попавшимся человеком. Я нашла монету в десять курушей И не знала, что с ними делать.

Однако мой возлюбленный не отсюда родом. Такие припевки близки частушкам, и поют их, нередко чередуя турецкий и русский языки Этот пласт городских лирических и шуточных напевов отложился в памяти казаков лишь в последние десятилетия. Те, кто уходили на заработки и долго жили в городах, знают, что звучало по радио, а также в кино, которое было любимым развлечением сельских жителей.

Одну из таких лирических песен в жанре шаркы поет А.